Как белорусской компании провести UX-исследование, не проводя исследования

Арт-директор PRAS объясняет на гифках

дата публикации
01.02.2018
источник

В прошлом «sad but true» материале мы говорили о том, почему в Беларуси всё сложно с UX/UI проектированием. Порассуждаем, что делать, если заказчик аккуратно распределяет бюджет и провести (либо заказать) серьёзное исследование мы не можем. В нашей колонке Алексей Кульбицкий, арт-директор компании PRAS, увлекательно демонстрирует последовательность действий на гифках. 

Есть два пути. Первый: погрузиться в печаль, делать случайные интерфейсы, пить кофе и писать берущие за живое тексты в Facebook. Второй: взять в руки себя, голову, открытые источники, аналитические способности — и таки легонько поисследовать.

Есть одно условие: нужно время. Конечно, в том случае, если мы хотим получить более-менее добротный продукт.

Шаг 1. Руки в стороны. Вздох

Когда глаза уже горят огнём, а руки ещё не совсем понимают, что делать, — дизайнеры в нашей компании обычно создают каталог «Новая папка+». И начинается:

  • мы жадно ищем, вдумчиво просматриваем, бережливо складываем в отдельную папочку всё, что имеет отношение к похожим на разрабатываемый и уже реализованным проектам (картинки, видео, кейсы, etc.);
  • склеиваем из всего-разного список литературы для проекта и как минимум проходимся одним глазом, но чаще всё-таки прочитываем отобранные тексты.

Шаг 2. Наклон — выпрямление

На этом этапе мы начинаем лепить из информационного (а иногда и из резинового) пластилина образ целевой аудитории. Есть несколько сервисов, которые помогают делу двигаться быстрее и задорнее. Например, Pichler Consulting, UserForge и UXPin.

Стандартный набор шагов, знакомый каждому:

  • придумываем потенциальному пользователю красивое имя (Алевтина) и говорящую фамилию (Первый-Раз-Идущая-На-Фитнес);
  • устраиваем юзера на работу (юрист);
  • продумываем Алевтинины цели и потребности, задаёмся вопросами: чего девушка может опасаться, стесняться, к чему она могла бы стремиться — и формируем ответы, на которые в дальнейшем будем опираться.

Вроде всё давно понятно, но в процессе работы мы, как это случается с любой много работающей командой, пришли к такому выводу: дизайн и проектирование строятся не только на придуманных персонах, но и на эмпатии к людям настоящим. Важно уметь слушать будущих пользователей (да и всех вообще), запоминать их мнения, выводы, мотивы — со временем можно стать неплохим «психологом от сохи» и предчувствовать, как юзеры будут вести себя с вашими продуктами.

На поведение пользователей в отношении ИT-разработок влияет даже то, во что они одеваются и что едят, поэтому у нас в компании принято обсуждать моду и культурные тенденции, особенно в кино.

Например, вот что можно заранее сказать об Алевтине Первый-Раз-Идущей-На-Фитнес: вероятно, она не захочет, чтобы кто-то знал о её решении заняться фигурой, ведь мы разрабатываем приложение для Беларуси, где эта тема до сих пор достаточно деликатна, поэтому вряд ли попросит помощи у друзей, коллег, знакомых. Соответственно, всё необходимое для грамотного выбора ей должно дать разрабатываемое нами приложение — грамотными фильтрами, выяснением возраста, привычек, хобби.

Приведём реальный пример.

Мы делали музейный каталог, для работы которого нужен один толковый модератор и по админу из каждого музея Беларуси. Очевидно, что в разных музеях могут храниться экспонаты, имеющие отношение к одной и той же персоналии. Админы начали наполнять каталог, и мы расстроились: каждый называл, например, Владимира Короткевича по-своему — Караткевіч У. С., Владимир Короткевич, В. Короткевич и т. д. При таком подходе найти объект пользователю было бы непросто. Мы поработали над системой и всё унифицировали: создали выпадающий список с уже заданной формой имени каждого автора. В итоге админы [портрет: Инна Ивановна, 40+, в мире компьютерных технологий чувствует себя гостьей] получили удобный инструмент для работы, а пользователь [портрет: научный работник Семён Валентинович, 35+, защита диссертации через год] — электронный каталог, в котором нужный экспонат найдется за несколько секунд.

Или другой пример. К вступительной кампании 2016 года мы спроектировали кабинет абитуриента БГЭУ. Спроектировали, но не подумали, что Кирилл, 18 лет, будущий экономист будет пытаться внести в базу номер паспорта с кириллическими буквами. Пришлось добавить функцию автоматического заполнения поля: теперь Кирилл будет выбирать буквы из готового списка, в котором есть только латиница.

Шаг 3. Переворот с кувырком

Есть такое понятие, как «разведка на основе открытых источиков», или Open source intelligence. Говорят, что некоторые политики берут из открытых источников до 80 процентов информации, необходимой им для принятия решений в мирное время. Позаимствуем направление мысли.

Образ, на атрибуты которого можно опираться, у нас есть — перемещаем фокус внимания на СМИ. Особую роль играет пользовательский контент. Для его анализа мы ходим в социальные сети, читаем блоги и форумы. Отдельная тема — комментарии. Самый сок для исследователя.

Ещё мы в обязательном порядке анализируем статистику — государственную и ту, которой делятся независимые эксперты. Государственная рассказывает, сколько условных Алевтин посещает фитнес-центры в год, сколько они платят за занятие, какие это центры и т. д. — полученные данные неприкрыто указывают на то, какого устройства и дизайна должен быть продукт, чтобы подружиться с потенциальным пользователем.

Случается, мы копаемся даже в материалах конференций — там можно отыскать таблицы с полезными для понимания аудитории цифрами и процентными соотношениями. Стараемся не забыть поговорить с заказчиком, если таковой имеется: вдруг он, формируя заказ, поговорил с потенциальными покупателями продукта и поделится с нами почерпнутыми из этих бесед сведениями.

Шаг 4. Покачивания на месте

На втором и третьем этапе работы мы всегда начинаем что-то рисовать.

Важно суметь вовремя остановиться и попробовать поставить себя на место пользователя: удобно ли нам самим, смогли бы мы, не будучи дизайнерами, догадаться, что вот те четыре полосочки в правом верхнем углу вызывают контекстное меню? За неимением специальных тестировщиков и «очков-измерителей» обращаемся к другу-ветеринару или тёте-продавцу, они самые лучшие тестировщики после тестировщиков.

Собираем мнения, корректируем, вклеиваем, дорисовываем.

Да, такое исследование малобюджетно и, быть может, не совсем точно. Да, оно может вызвать зубной скрежет и подёргивание левого века. Но это на 146% лучше, чем интерфейс от дизайнера «Я так вижу». Большие продуктовые компании имеют отделы со специалистами по UX, их мы оставим за скобками. А для всех остальных наличие такого рода базы для дизайна качественно меняет разработку: она становится продуманной и, главное, человекоориентированной.

следующий раздел сайта
в котором

приводятся примеры реальных проектов,
над которыми работала команда PRAS